24/7

Екатерина Дорохова

Статьи автора

Немелкая мелочь

​Немелкая мелочь

К предлогам обычно относятся как к языковой мелочи. Если попросить вас назвать хотя бы несколько, что вы вспомните первым делом? В, на, за, из, под — одна, две, максимум три буквы. Однако среди мелочи водится и вполне крупная рыба. В течение, вследствие — тоже предлоги. С ними-то и возникает путаница: слитно или раздельно, на конце — И или Е? К тому же они подозрительно похожи на обычные существительные с предлогами.

Вот несколько самых распространенных: ввиду, вместо, вследствие, вопреки, вроде, насчет, наподобие, навстречу, сверх. В деловой, официальной речи они встречаются часто. И для них действует правило: все эти предлоги пишутся слитно.

Как такие предлоги (они называются производными) появились в языке? Имя существительное (напомню: эта часть речи отвечает на вопросы «кто? что?») срослось с коротким предлогом и потеряло свое прямое значение. Судите сами: «Генеральный директор шел мне навстречу» вовсе не означает, что человек шел специально, чтобы со мной встретиться, здесь речь только о направлении движения. Совсем другое дело – «Генеральный директор уехал на встречу». Здесь существительное «встреча» употребляется в своем непосредственном значении.

Кстати, вот и удобная подсказка, чтобы было проще запомнить. Если между «коротким» предлогом и предполагаемым именем существительным можно вставить прилагательное — пишем раздельно. Например: Генеральный директор уехал на важную встречу. (Еще одно напоминание: прилагательные отвечают на вопросы «какой? какая? какое? какие?»). Если же прилагательное вставить нельзяпишем слитно, это производный предлог («идет на важную встречу мне» — выглядит более чем странно, правда?). Сравните: «Мы доставим товар в нужное место» и «Вместо меня на переговоры отправится мой заместитель» («В нужное место меня отправится мой заместитель» — явная нелепость); «Деньги уже поступили на счет фирмы » и «Мы договорились насчет перевода денег» (вряд ли у кого-то возникнет идея написать «Мы договорились на лицевой счет перевода денег»).

Что касается окончания, в мои школьные годы ходила такая речовка: «Вместе, вследствие — на Е, а впоследствии — на И». Вполне годная, на мой взгляд, с одной поправкой: «впоследствии» — это наречие.

А вот предлоги в течение, в продолжение, в заключение, в завершение пишутся раздельно и оканчиваются на Е. Но не пугайтесь — для них тоже есть подходящая подсказка. У этой четверки общий признак — тема времени. После таких предлогов обычно следуют слова год, неделя, месяц, день, сутки, час или такие существительные, которые обозначают ограниченное по времени событие или процесс (например, собрание, конференция, обучение и др.). Несколько примеров: «Мы сделаем сайт в течение недели», «О скидках я расскажу в заключение презентации», «В продолжение разговора напомню об условиях аренды». Предлог в завершение книжный и употребляется реже.

Не путайте эти предлоги с существительными, которые будут оканчиваться на И. Например: в течениИ реки (у реки есть течение, вода движется в русле), в продолжениИ книги (есть одна книга, а есть другая — ее продолжение), в заключениИ врача (здесь заключение — это мнение). Отличить существительное легко — перед ним можно поставить вопрос: в (чем?) течении реки.

И запомните еще два предлога, которые пишутся раздельно: в связи и в виде. Как их опознать? В связи — обязательно с чем-то: в связи с неполадками, например. В виде — непременно чего-то: здание в виде шара.


Книга, которую мы рекомендуем: «Заметки о русском».

​Книга, которую мы рекомендуем: «Заметки о русском».

Автор книги - академик Дмитрий Сергеевич Лихачев (1906–1999). Это сборник его статей и выступлений, который называется «Заметки о русском» (издательство «Советская Россия», изд. 2-е, – 1984 – 62 стр.).

В предисловии автор сетует на то, что широкому читателю очень мало рассказывают о наших корнях, корнях русской культуры: «Мы не знаем о себе самых простых вещей. И не думаем об этих вещах. (...) Национальное бесконечно богато. И нет ничего удивительного в том, что каждый воспринимает это национальное по-своему. В этих заметках о русском я и говорю именно о своем восприятии того, что может быть названо русским – русским в характере народа, русским в характере природы, городов, искусства и пр.»

(Вам уже известно заглавие книги. Попытайтесь теперь высказать свои предположения о содержании заметок Д. Лихачева по их названиям и отдельным цитатам.)

Вот названия заметок : «Природа и доброта», «Просторы и пространство», «Еще о доброте», «Русская природа и русский характер», «О русской пейзажной живописи», «Природа других стран», «Ансамбли памятников искусства», «Сады и парки», «Природа России и Пушкин», «Национальный идеал и национальная действительность», «Патриотизм против национализма», «Экология культуры».

А вот несколько цитат из книги. (Попробуйте догадаться, из какой заметки взята цитата, сопоставив её содержание с названиями заметок.)

«Для русских природа всегда была свободой, волей, привольем. Прислушайтесь к языку: погулять на воле, выйти на волю. Воля – это отсутствие забот о завтрашнем дне, беспечность, блаженная погруженность в настоящее. Широкое пространство всегда владело сердцами русских. Оно выливалось в понятия и представления, которых нет в других языках. Чем, например, отличается воля от свободы? Тем, что воля вольная – это свобода, соединенная с простором, с ничем не прегражденным пространством. А понятие тоски, напротив, соединено с понятием тесноты, лишением человека пространства. Притеснять человека – это прежде всего лишать его пространства, теснить. Вздох русской женщины: «Ох, тошнехонько мне!» Это не только означает, что ей плохо, но, что ей тесно, – некуда деваться».

«Хороший в русском языке – это прежде всего добрый. „Пришли мне чтения доброго", – пишет своей жене в берестяной грамоте один новгородец. Доброе чтение – хорошее чтение. И товар добрый – это хороший товар, добротный. (Догадались, почему „добрый молодец", „конь добрый"?) Доброта – это человеческое качество, ценнейшее из всех. Добрый человек уже самой своей добротой превозмогает все человеческие недостатки. В старое время, в Древней Руси, доброго не назовут глупым. Дурак русских сказок добрый, а следовательно, поступает по-умному и свое в жизни получит».

«Национальные черты нельзя преувеличивать, делать их исключительными. Национальные особенности – это только некоторые акценты, а не качества, отсутствующие у других. Национальные особенности сближают людей, заинтересовывают людей других национальностей, а не изымают людей из национального окружения других народов, не замыкают народы в себе. (...) Национальные черты народа существуют не в себе и для себя, а для других. Они выясняются только при взгляде со стороны и в сравнении, поэтому должны быть понятны для других народов, они в какой-то другой аранжировке должны существовать и у иных».


«Одновременно: жизнь». О книге Евгения Гришковца

​«Одновременно: жизнь». О книге Евгения Гришковца

Книга «Одновременно: жизнь» вышла совсем недавно, в 2014 году. Ее автор ― Евгений Гришковец, писатель, драматург, актер и режиссер, человек известный и очень многими заслуженно любимый. Книга основана на его интернет-дневнике. «Кажется, что Гришковец говорит о частной жизни, а получается, что формулирует важные для многих вещи. Те, что тоже вращались в голове, но никак не складывались в высказывание». Это действительно так.

Перед нами дневник писателя, нашего современника, который повествует о сиюминутном и о «вечном»: доме, семье, друзьях, своей стране и ее культуре, о патриотизме (не пафосном ― настоящем, внутреннем, который проявляется, например, в отношении к соотечественникам и к происходящему). В нем говорится о личном, своем восприятии культуры других стран через людей, с которыми сталкивается в путешествиях в Грузию или на Корфу и которые с достоинством и любовью делают свое дело: готовят еду, поют, пишут музыку, … Всё это написано с глубоким уважением к этим людям и этой культуре. И опять: вроде бы о своем, частном, но ― так, что чувствуешь сразу, как значимы могут быть размышления одного человека для многих ― для тех, кто понимает, о чем речь.

Однако главная ценность книги даже не во всём этом, а скорее в том, как она написана, в самом языке автора. Таком современном, лёгком и ясном, настоящем русском литературном языке, который уже сам по себе доставляет эстетическое удовольствие. «Прекрасен человек, пишущий книгу. Но и прекрасен книгу читающий. Первый прекрасен тем, что святой обязанностью своей считает, долгом своим видит из глубины и тьмы слов, из каши замыслов, сюжетов и тем, из путаницы жизненных опытов, знаний и философий вывести на свет новую историю, роман, новеллу… Написать книгу и отдать её другим людям. Читающий же человек прекрасен тем, что не может от книги оторваться. Не спит ночью между трудовыми буднями и читает, плачет или смеется в голос… Читает и переживает читаемое часто сильнее событий собственной жизни». (Евгений Гришковец «Человек прекрасен! Ода» ― из кн. «Одновременно: жизнь», 2014 г.)


«Я думаю, что...» или «...то, что...»?

​«Я думаю, что...» или «...то, что...»?

Сейчас в речи молодых людей и подростков очень часто можно встретить такую конструкцию: «Я думаю то, что...», «я считаю то, что...» и т.п. То есть в главной части сложноподчиненного предложения с придаточным изъяснительным употребляют часто совершенно не к месту указательное местоимение то. Нельзя сказать: «Я думаю то, что (я считаю то, что) Пушкин – наша национальная гордость». Правильно будет так: «Я думаю, что (я считаю, что; я уверен, что) Пушкин – наша национальная гордость. Нельзя сказать: «Он написал то, что сегодня не придет». В данном случае слово ТО в предложении не нужно, оно просто лишнее, следует построить фразу так: «Он написал, что сегодня не придет». А вот в этом случае, наоборот, местоимение ТО необходимо: «Это как раз то, что и следовало доказать!» Здесь местоимение играет роль указательного слова в главном предложении, на него падает логическое ударение. Похожий пример: «Я думаю о том, что ты мне сказал».


«Положительный» или «позитивный»?

​«Положительный» или «позитивный»?

В 99 случаях из 100 лучше употребить слово «положительный»: положительный опыт, положительная динамика, положительные изменения, положительная оценка, положительный результат, отношусь положительно и пр. (вместо «позитивного опыта», «позитивной динамики», «позитивной оценки» и прочих). Человек с чувством языка не спросит почему: он понимает.

И поэтому надо сказать не «Ты сегодня такой позитивный!» или «Ты вся на позитиве!», а просто: «Ты сегодня, похоже, в отличном настроении!».


Всё получится: ТСЯ и ТЬСЯ

​Всё получится: ТСЯ и ТЬСЯ

«Пусть пойдет и научиТСя — или научиТЬСя?» Пожалуй, эта ошибка уверенно держит первое место в рейтинге самых раздражающих. Очень обидно, что под нее часто маскируется и досадная опечатка. Вроде бы знаешь правило, но все равно в спешке, в быстрой переписке мягкий знак выскакивает там, где ему совсем не место. Но вряд ли поборника орфографической чистоты убедит аргумент «у меня была пятерка по русскому, поставил мягкий знак случайно, дрогнула рука». Слишком заметно, режет глаз.

В чем причина этой ошибки? Дело в том, что в устной речи не различаются при произношении инфинитив (иначе говоря, неопределенная форма) возвратного глагола, например «научиться», и его же форма третьего лица единственного числа — «он (она) научится».

Разберемся, когда без мягкого знака не обойтись, а когда он явно лишний. Все дело в значимой части слова (лингвисты называют ее морфемой), которая стоит в конце каждого возвратного глагола. Это постфикс -СЯ, по которому глагол и опознают как возвратный. Он достался нам по наследству от древнерусского языка. По сути, это усеченное местоимение «себя». Например, «наряжаться» — значит «наряжать себя»: действие направлено на того, кто его совершает, замкнуто на нем. Есть у постфикса -СЯ и другие значения: например, он показывает, что действие совершают сразу несколько лиц («обнимается» непременно с кем-то — как минимум два человека обнимают друг друга) или что оно непроизвольно («пораниться») и так далее.

Что важно? Запомнить, что постфикс -СЯ — особенная часть слова, ее место — после окончания.

К инфинитиву самого обычного глагола «научить» (что делать?), с мягким знаком на конце, прикрепили -СЯ — и получили инфинитив возвратного глагола «научиться». Здесь -ТЬ (суффикс инфинитива) и -СЯ (постфикс) — разные части слова, между ними проходит граница. Поставим этот глагол в форму третьего лица единственного числа — «он научится» (что сделает?): граница пройдет между окончанием -ИТ и постфиксом -СЯ.

Но в устной речи эта граница стирается: -ТЬСЯ и -ТСЯ звучат одинаково, как «ца». Про себя, «в уме», произносим точно так же. Потому и возникает ошибка.

Как с ней справиться? Во-первых, отделить постфикс -СЯ от окончания глагола, решить проблему с помощью визуализации: нужно представить, как написано слово, и увидеть в нем -СЯ. Для тренировки можно разобрать несколько возвратных глаголов по составу. Во-вторых, по-школьному проверять себя вопросом. «Хочет (что сделать?) научиться» — раз в вопросе есть (то есть пишется) мягкий знак, ставим его и в глаголе. «Он непременно (что сделает?) научится» — никакого мягкого знака, ведь в вопросе его нет (не пишется). Прием нудный, но действенный, помогает довести правописание до автоматизма.

Иногда затруднения вызывают словосочетания вроде «хочется научиться». В каком из глаголов нужен мягкий знак, а в каком нет? Вопрос «что делается?» к первому глаголу кажется странным. Как тут быть? Да просто не задумываться о странности вопроса. Стесняться задать его про себя уж точно не стоит. Ситуацию он проясняет (ведь мягкого знака в нем нет) и помогает перекинуть мостик ко второму глаголу: «хочется (что сделать?) научиться».

Все обязательно получится!


Об авторе

Имя: Екатерина Дорохова

Был: 22.11.2015 (20:41)